Натриезависимая нутрия (lilmy) wrote,
Натриезависимая нутрия
lilmy

Category:
- Какие пёрышки! Какой носок! - издевательски пропел визгливый голосок Лисы Алисы - Лисавиной Алисы Георгиевны, нарядной старушенции с вострым личиком и хитрыми глазками, с пышно взбитой прической, крашенной, видно, хной в ослепительный оранжевый цвет. Вера Ивановна Воронова попыталась спрятать ноги под кресло - носок и правда было нехорош. Черный мужской носок растянутой своей резинкой лежал гармошкой на клетчатом тапке. Один - второй Вера Ивановна позабыла надеть, спеша к любимому сериалу... Она с завистью глянула на не по годам пышную гриву Лисы - собственные серо-седые волосы Вороновой, даже чисто вымытые, все равно торчали несуразными редкими перьями, на что и не уставала намекать Лисавина.
- Отстань, - прошипела Вера Ивановна.
Вера-Ворона и Лиса Алиса были соседки по дому престарелых - или, как деликатно называли его врачи, «пансионату», - и враги. С чего началась вражда, они сами уже не очень-то помнили, а вот ехидная сестра-хозяйка утверждала, что с куска деликатесного сыра - купленного Вороновой, а съеденного Лисавиной.
- И ангельский быть должен голосок! Спой, светик, не стыдись, - не унималась дразнилка Алиса. Другие старики захихикали. Глаза Веры Ивановны наполнились слезами. Да, ей очень понравилось петь под караоке, хитрый прибор, привезенный внуком одного из постояльцев - и поэтому особенно горько было ей от полного отсутствия слуха... За фамилию и это немузыкальное карканье и прозвали её Вороной.
- Заткнись!.. - рявкнула Вера Ивановна. Слёзы брызнули, дробя свет лампы в осколки. Схватив палку, Воронова тяжело заковыляла к себе, кипя от возмущения - опять Лиса довела ее при всем честном народе!
Выжидать пришлось несколько дней; однако Вера Ивановна все-таки улучила момент, когда её никто не мог видеть, и сунула врагине под подушку дохлого мышонка. Позже, услышав дикий визг, она зашлась злорадным скрипучим смехом.
- Взрослые люди, а ведете себя, как глупые девчонки! - отчитывал наутро обеих старушек врач. - Ну что это такое? Вы еще пастой зубной друг дружку перемажьте! Что с вами прикажете делать - как в советской психушке, лекарствами накачать до невменяемости? Себе нервы треплете, другим постояльцам, персоналу! И не стыдно?
Алиса Георгиевна и Вера Ивановна кивали в такт, изображая смирение и раскаяние - однако искоса бросая друг на друга ехидные взгляды - еще не вечер, подружка, ужо я тебя!..
Пару недель спустя, в особенно тёплый майский вечер, Вера Ивановна шла по дорожке пансионатского парка. Хоть и ходила она с палкой, тяжело переставляя ноги, но сидеть на лавочке прямо у входа в здание вместе с остальным «старичьём» ей не хотелось. Тем более там, в пустынных уголках парка, щелкали-заливались соловьи. Любуясь ранней сиренью, Вера Ивановна вдруг споткнулась, едва не упала. Поправив очки, она поглядела под ноги и похолодела - поперек дорожки лежала нога, в щегольском чулке со швом! Оказалось, в кустах рядом с дорожкой лежала Алиса Георгиевна - руки нелепо разбросаны, туфля отлетела... и - ой, что это?! - рыжие волосы съехали набекрень...
- Алиса Георгиевна! Алиса! Алиска! Вставай, зараза! Очнись, очнись, карга старая, - закричала Воронова, грузно упав на колени и шлепая бесчувственную Алису по щекам. Припав к тощей Алисиной грудине, прислушалась и не поняла, бьётся ли у той сердце - свое собственное бухало слишком громко. А от вида лежащего в траве рыжего парика в груди и вовсе делалось тесно.
- Слышишь, ты? - Вера не узнавала свой голос, жестяным карканьем рвущий горло, - слышь?! Ты не смей тут подыхать, ты поняла? Щас я врача позову, ты подожди...
Вера Ивановна сама не помнила, как домчалась на больных ногах до медсестры:
- Алиса... там... у забора... - прохрипела она; потом стало темно.
Когда она вновь открыла глаза, было ослепительное утро. Поглазев на лениво танцующие в столбе света пылинки, Вера Ивановна наконец перевела взгляд на источник слабых звуков в изножье кровати. Там сидела Алиса Георгиевна и душила плач ладошкой.
- Лиса... - тихо позвала Вера Ивановна. - Не реви... Живые мы обе, обошлось. И ваще - не дождесси, чтоб я раньше тебя померла, - слабо хихикнула она.
- Вер... Я тебе тут - вот, - зашуршала пакетом Алиса Георгиевна, - сыра купила.
Всхлипнув, она уткнулась размокшим макияжем в краешек подушки. Вера Ивановна ласково погладила ее по неправдоподобно пышным рыжим кудрям.
Tags: граф-о-Манечка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments