March 6th, 2019

little my's restless eyes

(no subject)

По мотивам одного разговора: поняла, почему Достоевского ненавижу, но хоть как-то воспринимаю писателем, а Толстого ненавижу и считаю просто надутым графоманом.

Достоевские персонажи живые. Живые в тошнотворном смысле, как живы гноящиеся раны, шевелящиеся от опарышей, но живые. Омерзительные все, больные, юродивые и юродствующие, по всем плачет барбухайка, всем охота выписать живительных пиздюлей или - куда чаще! - добить и прикопать; но они живые, таких вне литературы встречаешь не раз.

Толстые персонажи... Персонажи. Картон и гуашь в самом лучшем случае, чаще силуэты, несложный театр теней и топорная черно-белая схема: рис.1, рис.2... Ихонному сиятельству охота была морализаторскЫя памфлеты кропать, видимо, но форма была избрана почему-то романная. Ни любви, ни ненависти, ни омерзения даже - только скука.