December 20th, 2006

little my's restless eyes

(no subject)

Районным с исполнением обязанностей Деда Мороза он стал относительно недавно - всего лет десять. До этого Василий Игнатьич Морозов, бывший мастер Прохоровской мануфактуры, был домовым. А как его занесла судьба в домовые, Игнатьич до сих пор не понимал. Шел он как-то на Святках от вдовы своего приятеля, которой помогал деньжатами, детишкам золоченые орехи и петушков на палочке на Рождество дарил, да дернуло зайти в кабак. Шкалик, другой - уснул Игнатьич в сугробе. А проснулся уже неживым. Явился ему кто-то смутный (но большоой начальник, большоой - это Игнатьич смекнул) отправил мастера на ускоренные курсы домовых. И началась жизнь странная - умел теперь Игнатьич становиться невидимкой, жил в стене - но это для людей стена, а для него там вполне себе просторное помещение, с изразцовой печью и креслом-качалкой, оказывалось. Книжки стало легко читать - не водить, как раньше, пальцем по строчкам, шевеля губами и спотыкаясь на незнакомых словах, а так - приложил ко лбу, раз! и все ясно, что в книжке писано. Только и из книжек все равно не стало ясно, что за притча с рангом домового - рай ли это его персональный или ад, а то ли просто судьба... Начальство Игнатьич спрашивал - районного, окружного - тоже не знали. Домовым быть оказалось не так и плохо: поддерживать запасы счастья в доме, зверьков радужных обихаживать, выметать дурное настроение, пауков, плетущих паутину отчаяния, под контролем держать, следить, чтоб залетные демоны или другие домовые (а были среди них и ворюги, и пропойцы) не тянули из подопечного дома хороший настрой, не сливали в дом чужую темную энергию... Волшебства давали мешочек небольшой, под строгую отчетность - на экстренные случаи. Правда, в России ведь что - то революция, то война, то сажали всех, то опять война - волшебства выдавали мало, оно на фронтах да в лагерях требовалось в огромном количестве, чтоб хоть кого-то спасать. Collapse )